Страхование судебная практика

Содержание

Страхование судебная практика

Материалы изученной судебной практики свидетельствуют о том, что решение вопросов, связанных с наступлением страхового случая, сопряжено с вопросом об основаниях освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.
Зачастую страховщики, перечисляя в одном пункте правил страхования, являющихся неотъемлемой частью договора добровольного страхования имущества, конкретные страховые случаи, в другом пункте указывают исключения, не относящие к страховым случаям события, произошедшие в связи с какими-либо действиями страхователя, тем самым фактически расширяют перечень законных оснований освобождения от выплаты страхового возмещения.
При разрешении таких споров суды руководствуются статьями 961, 963, 964 ГК РФ, предусматривающими основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, и положениями пункта 1 статьи 422 Кодекса, в силу которого договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Для наступления обязанности страховщика выплатить страховое возмещение имущество гражданина, которое было утрачено или повреждено, должно являться объектом страхования.
При разрешении указанной категории споров суды исходят из того, что в силу положений статьи 942 ГК РФ при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования.
В том случае, если стороны договора не согласовали специальные требования в отношении застрахованного объекта, это условие, согласно статье 943 ГК РФ, определяется стандартными правилами страхования соответствующего вида, принятыми, одобренными или утвержденными страховщиком либо объединением страховщиков (правила страхования).
Например, решением суда частично удовлетворены исковые требования К. к ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота», в пользу истца взыскано страховое возмещение, проценты за нарушение сроков выплаты, судебные расходы.
Возражая против удовлетворения исковых требований К., ответчик указал, что истцом не представлено допустимых доказательств того, что договор страхования был заключен именно в отношении сгоревшего жилого дома, поскольку в заявлении и полисе нет данных о собственнике имущества, не указаны номер и дата выдачи свидетельства о государственной регистрации права, площадь застрахованного строения не соответствует площади строения по свидетельству и техническому паспорту.
Разрешая спор, суд не согласился с приведенными ответчиком доводами и указал, что имеющиеся в материалах дела доказательства подтверждают, что по договору страхования был застрахован именно жилой дом 18, принадлежащий на праве собственности К., о страховании иного объекта стороны не могли договориться в связи с его отсутствием в собственности истца. Процедура заключения договора страхования, достижение сторонами договоренности относительно его условий соответствуют требованиям статей 942 — 945, lt 947 ГК РФ. При этом суд указал, что при рассмотрении заявления К. о страховом событии именно ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота» следовало устранить несоответствие нумерации и идентифицирующих объект страхования данных, также с учетом представленных заявителем доказательств страховщик имел возможность рассмотреть заявление истца и принять по нему решение. Поскольку в судебном заседании факт повреждения застрахованного имущества в период действия договора страхования в результате события, признаваемого страховым в соответствии с пунктом 3.2.1 правил страхования, подтвердился, суд взыскал с ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота» в пользу истца страховую выплату (по материалам судебной практики Тверского областного суда).
Страхователь (выгодоприобретатель) обязан своевременно уведомить страховщика о наступлении страхового случая. Неисполнение этой обязанности само по себе еще не является безусловным основанием для отказа в выплате страхового возмещения.
Статьей 961 ГК РФ предусмотрена обязанность страховщика и выгодоприобретателя уведомить страховую компанию о наступлении страхового случая в порядке и сроки, установленные договором.
Следует иметь в виду, что в данном случае закон говорит не просто о неуведомлении страховщика, а о неисполнении обязанности по уведомлению, что включает в себя, в частности, уведомление определенным способом и в определенные сроки. Страхователь или выгодоприобретатель имеют возможность оспорить отказ страховщика, предъявив доказательства того, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая, либо того, что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение (пункт 2 статьи 961 ГК РФ).
Например, Ч. обратился в суд с иском к ЗАО «СК «Русские страховые традиции» о взыскании страхового возмещения, указывая в обоснование иска на факт заключения с ответчиком договора добровольного страхования принадлежащего истцу транспортного средства на случай его хищения или повреждения, страховая сумма определена сторонами в 700 000 руб., страховая премия истцом уплачена. 12 декабря 2009 года в результате дорожно-транспортного происшествия с участием застрахованного автомобиля под управлением истца автомобиль был поврежден. В выплате страхового возмещения отказано по той причине, что Ч. несвоевременно сообщил о страховом случае, лишив страховщика возможности проверить обстоятельства дорожно-транспортного происшествия собственными силами.
Удовлетворяя исковые требования Ч., суд исходил из того, что истцом представлены доказательства наступления страхового случая, в связи с чем у страховщика возникла обязанность по выплате страхового возмещения в соответствии с условиями договора. При этом суд указал, что в силу части 2 статьи 961 ГК РФ неисполнение страхователем обязанности по своевременному уведомлению страховщика о наступлении страхового случая дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение. В деле имеется материал о привлечении Ч. к административной ответственности по части 1 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, из которого определенно следует, что страховой случай действительно имел место, обстоятельства дорожно-транспортного происшествия установлены. К заявлению истца о выплате страхового возмещения от 11 января 2010 года прилагалась справка ГИБДД, протокол и постановление об административном правонарушении. Следовательно, в данном случае страховщик не мог отказать в выплате страхового возмещения со ссылкой на несвоевременное уведомление о страховом случае (по материалам судебной практики Алтайского краевого суда).
Наступление страхового случая вследствие умысла страхователя направленного на наступление негативных последствий или причинение вреда имуществу, освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения. В случае наступления страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения только в случаях, предусмотренных законом.
Анализ поступивших на изучение дел показал, что суды, разрешая дела, связанные с отказом страховщиков в выплате страхового возмещения либо с выплатой страхового возмещения в меньшем размере в связи с наступлением страхового случая по вине страхователя (выгодоприобретателя) вследствие его умысла, грубой неосторожности, халатности, неосмотрительности, правильно исходят из того, что освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая возможно только в случаях, предусмотренных законом.
Так, последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя установлены статьей 963 ГК РФ, в силу которой страховщик может быть освобожден от выплаты страхового возмещения, если докажет, что действия страхователя были направлены на причинение вреда имуществу и страхователь желал наступления негативных последствий.
Например, У. обратился к ЗАО «Гута-Страхование» в суд с иском о взыскании страхового возмещения, указав, что между ним и ответчиком был заключен договор добровольного страхования автомашины. При наступлении страхового случая в выплате страхового возмещения было отказано по тому основанию, что ущерб застрахованному транспортному средству причинен в результате умышленных действий У., т.к. он забыл защелкнуть на фиксатор капот, вследствие чего тот открылся при движении автомобиля, разбив стекло.
Удовлетворяя исковые требования, мировой судья руководствовался положениями статей 963, 964 ГК РФ и на основании собранных по делу доказательств пришел к выводу о том, что умысла в действиях У. не имелось (по материалам судебной практики Пензенского областного суда).
В то же время в случае наступления страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя (в том числе его халатности, неосмотрительности) страховщик может быть освобожден от выплаты страхового возмещения, если это прямо предусмотрено законом (пункт 2 статьи 963 ГК РФ).
Например, судом первой инстанции отказано в удовлетворении иска Х. к ООО «Страховая компания «Дальстар» о взыскании страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда.
Судом установлено, что 31 мая 2007 года между сторонами был заключен договор страхования катера SPIRIT 3000, 1986 года постройки. 25 ноября 2007 года судно загорелось и затонуло при его перегоне с одного причала на другой для размещения на зимнюю стоянку.
Отказывая в иске, суд указал, что в действиях страхователя имела место грубая неосторожность, выразившаяся в неисполнении судовладельцем требований правил пользования маломерными судами на водных объектах Российской Федерации. Истцу было известно, что судно не прошло техническое освидетельствование, что с 31 октября 2007 года закрывается навигация для маломерных судов, однако он проигнорировал установленные пунктом 3.8 правил пользования маломерными судами на водных объектах Российской Федерации запреты на эксплуатацию и управление маломерным судном, что привело к гибели судна.
Суд сослался на статьи 265, 266 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, в силу которых страховщик не несет ответственности за убытки, причиненные умышленно или по грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя либо вследствие отправки судна в немореходном состоянии (по материалам судебной практики Приморского краевого суда).
Наступление страхового случая при управлении страхователем транспортным средством в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения влечет освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения.
Проведенное изучение судебной практики показало, что у судов при разрешении споров, связанных с добровольным страхованием имущества, возникают затруднения при определении правомерности отказа страховщика в выплате страхового возмещения в случае, если страхователь (лицо, допущенное к управлению) управлял транспортным средством в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения, что послужило причиной дорожно-транспортного происшествия.
Ряд судов полагают, что управление транспортным средством в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения является грубой неосторожностью, а потому независимо от наличия причинно-следственной связи между состоянием опьянения страхователя и наступившим событием страховщик освобождается от выплаты страховой суммы по договору добровольного страхования имущества.
Другие суды полагают, что правила страхования транспортных средств в части, предусматривающей освобождение страховой компании от выплаты страхового возмещения по договору страхования транспортного средства (КАСКО) в случае, если повреждение застрахованного транспортного средства произошло по вине страхователя, находящегося при управлении данным автомобилем в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения, должны признаваться судом ничтожными, как противоречащие приведенным выше положениям ГК РФ.
При решении данного вопроса следует исходить из того, что под умыслом понимаются такие поступки страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, которые сознательно ведут к нарушению страхового обязательства, например, поджог дома, умышленная порча имущества и др.
Грубая неосторожность имеет место, когда лицо осознает противоправность и вредоносность своих действий, но легкомысленно рассчитывает предотвратить наступление таких последствий.
Анализ судебной практики рассматриваемой категории дел показывает, что суды при разрешении споров к проявлениям грубой неосторожности относят нарушение всякого рода правил, запретов и признают данные обстоятельства законными основаниями для освобождения страховщика от исполнения обязательств по выплате страхового возмещения в силу пункта 2 статьи 963 ГК РФ.
Вместе с тем в случае, если условие об освобождении страховщика от исполнения обязательств по выплате страхового возмещения по риску «ущерб от ДТП» в связи с совершением дорожно-транспортного происшествия в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения содержится в договоре добровольного страхования имущества, а страхователь, будучи ознакомлен с данным условием, управляет транспортным средством в состоянии опьянения, нарушая тем самым абзац первый пункта 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, что приводит к совершению дорожно-транспортного происшествия, то действия страхователя в силу пункта 1 статьи 963 ГК РФ являются основанием для освобождения страховщика от исполнения своих обязательств.
Непредставление страхователем паспорта транспортного средства, либо свидетельства о его регистрации, либо комплекта(ов) ключей, талона техосмотра не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения за угон (хищение) автомашины.
Как показало изучение судебной практики по указанной категории дел, споры о взыскании страхового возмещения за угон (хищение) автомашины, в выплате которого страховщиком было отказано по тем мотивам, что страхователь не представил паспорт транспортного средства, либо свидетельство о его регистрации, либо комплект ключей, талон техосмотра, судами разрешаются, как правило, в пользу страхователя.
При этом суды исходят из того, что оставление в транспортном средстве регистрационных документов на него в силу статьи 963 ГК РФ нельзя расценивать как умысел страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица в наступлении страхового случая.
Например, А. обратился в суд с иском к ОСАО «Ингосстрах» о выплате страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование своих исковых требований А. указал, что между ним и ответчиком заключен договор страхования автомашины. Автомобиль истца был похищен. Ответчик отказался выплатить страховое возмещение, поскольку А. не представил полный комплект ключей.
Решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 15 октября 2007 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 11 декабря 2007 года, в удовлетворении исковых требований было отказано.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 января 2010 года указанные судебные постановления отменены в связи с неправильным толкованием норм материального права, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При этом Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации указала, что случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены статьями 961, 963, 964 ГК РФ, положения которых не содержат такого основания, как непредставление полного комплекта ключей от застрахованной автомашины. Пункты правил страхования, согласно которым страховщик вправе полностью или частично отказать в выплате страхового возмещения в случае, если страхователь утратил какой-либо ключ от транспортного средства, не сообщив об этом в письменной форме страховщику в семидневный срок с момента его утраты до наступления страхового случая, не содержат четких критериев, которые предопределяли бы условия такой выплаты или отказа в ней, позволяют принимать решения о выплате страхового возмещения по усмотрению страхового общества, не являются одинаковыми для всех страхователей, что не гарантирует соблюдения принципа равенства участников соответствующих отношений.
Разрешая спор, суд не исследовал вопрос о форме вины истца, хотя это необходимо было сделать для решения вопроса о том, применимы ли в данном случае с учетом названных требований закона пункт 1 статьи 80 и пункт 4 статьи 81 Правил страхования ОСАО «Ингосстрах» и не противоречат ли они статье 963 ГК РФ (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации N 5-В09-146).
Страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения в случае нарушения страхователем сроков уплаты страховых взносов, если договор добровольного страхования имущества в установленном порядке не прекращен или не расторгнут.
Проведенное изучение судебной практики по спорам, связанным с добровольным страхованием имущества, показало, что суды используют различный подход для определения права страхователя на получение страхового возмещения в случае несвоевременного внесения очередного взноса страховой премии.
Так, ряд судов при разрешении данной категории споров полагают, что неуплата очередных страховых взносов влечет расторжение договора добровольного страхования имущества. При этом исходят из следующего.
В соответствии с положениями статей 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с их условиями, односторонний отказ от исполнения обязательств, а также одностороннее изменение их условий не допускаются.
Таким образом, страхователь, не внесший очередной страховой взнос, нарушает условия договора страхования. В связи с изложенным страхователь лишается права ссылаться на нарушение его прав и законных интересов со стороны страховщика, отказавшего в страховой выплате на основании условий договора страхования.
Исходя из положений пунктов 3 и 4 статьи 954 ГК РФ договором могут быть определены последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов в виде прекращения обязательств страховщика по выплате страхового возмещения, что не противоречит и положениям главы 48 ГК РФ.
Другие суды исходят из того, что страховщик не может отказать в выплате страхового возмещения, однако вправе зачесть сумму просроченного страхового взноса при определении размера подлежащего выплате страхового возмещения по договору имущественного страхования (статья 954 ГК РФ).
В том случае, если в соответствии с договором страхования страховая премия вносится в рассрочку и к моменту установления обстоятельств, связанных с недействительностью договора страхования по причине превышения страховой стоимости над страховой суммой (статья 951 ГК РФ), она внесена не полностью, оставшиеся страховые взносы должны быть уплачены в размере, уменьшенном пропорционально размеру страховой суммы.
Например, К. обратился в суд с иском к страховщику о взыскании страхового возмещения. Истец указал, что по договору добровольного страхования имущества им был застрахован автомобиль. В результате дорожно-транспортного происшествия застрахованному транспортному средству причинен ущерб, возмещение которого является предметом иска.
Страховщик, отказывая в выплате страхового возмещения, сослался на то, что в договоре было предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку и содержалось условие, в соответствии с которым при просрочке внесения страхователем очередного страхового взноса страховщик освобождается от обязанности выплачивать страховое возмещение, а договор считается прекращенным.
В данном случае страхователь допустил просрочку оплаты двух последующих страховых взносов. Страховой случай произошел в период, когда страхование не осуществлялось.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.
Суд кассационной инстанции с постановленным решением не согласился, судебный акт отменил и принял по делу новое решение, которым требования истца удовлетворил.
При этом судебная коллегия исходила из того, что согласно действующему законодательству и условиям заключенного сторонами договора дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль истца получил механические повреждения, является страховым случаем и влечет обязанность страховщика выплатить страхователю страховое возмещение (по материалам судебной практики Архангельского областного суда).
Между тем представляется, что предписание пункта 4 статьи 954 ГК РФ не препятствует расторжению договора по инициативе страховщика или отказу страховщика от страховой выплаты в случае, предусмотренном договором страхования на основании пункта 3 статьи 954 ГК РФ. Однако такое положение вступает в действие, если договором страхования не предусмотрено право страховщика при рассрочке внесения взносов отказаться от исполнения договора либо, обладая таким правом, он по каким-то причинам этим правом не воспользовался.
В связи с изложенным судам при разрешении данных споров необходимо исследовать и оценивать следующие обстоятельства: последствия нарушения сроков и порядка уплаты страховых взносов, закрепленные в правилах страхования; факт принятия (непринятия) страховщиком уплаченной после наступления страхового случая просроченной части страховой премии; факт возврата (невозврата) страховщиком уплаченной с просрочкой премии страхователю; факт уведомления (неуведомления) страховщиком страхователя о расторжении договора страхования в связи с просрочкой внесения указанных платежей.
Утрата или повреждение имущества должны являться следствием обстоятельств, которые договором отнесены к страховым случаям.
Изучение дел показало, что суды при разрешении споров, связанных с отказом страховщиков в выплате страхового возмещения по тем основаниям, что ущерб имуществу причинен вследствие события, которое согласно договору страхования не является страховым случаем, правильно применяют закон, учитывают согласованные сторонами условия договоров страхования, в частности, касающиеся перечня страховых случаев, и принимают решения с учетом установленных по делу обстоятельств, позволяющих сделать вывод о наступлении (ненаступлении) страхового случая.
Например, между Ф. и ООО «Группа Ренессанс Страхование» был заключен договор добровольного страхования жилого дома, по условиям которого страховыми случаями являются стихийное бедствие и залив, имеющий техногенный характер. В период действия договора произошла деформация конструкций пристроя к жилому дому, в котором появились трещины. Ответчиком в выплате страхового возмещения Ф. было отказано по тем основаниям, что событие, в результате которого произошло повреждение, не является страховым случаем.
Решением суда первой инстанции исковые требования Ф. удовлетворены частично.
Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании страхового возмещения, судебная коллегия исходила из того, что повреждение пристроя к дому имело место в результате несоблюдения нормативных требований, допущенных при строительстве и в процессе эксплуатации, что в силу договора добровольного страхования не является страховым случаем (по материалам судебной практики Новосибирского областного суда).
Управление транспортным средством лицом, не указанным в страховом полисе, не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения по риску «Ущерб».
Результаты анализа судебной практики рассмотрения судами споров, связанных с добровольным страхованием имущества, свидетельствуют, что у судов отсутствует единообразный подход к применению положений статей 421, 929, lt 942 и 943 ГК РФ в случае отказа страховщика в выплате страхового возмещения в связи с отсутствием страхового случая по мотиву управления транспортным средством лицом, не указанным в страховом полисе.
Например, Н. обратилась в суд с иском о взыскании материального ущерба, ссылаясь на то, что между нею и ООО «СК «Сервисрезерв» был заключен договор добровольного страхования принадлежащего ей автомобиля, который включал страховые риски повреждения или гибели, хищения (угона) транспортного средства, его гибели в связи с попыткой похищения (угона). Во время действия договора автомобиль был поврежден, транспортное средство восстановлению не подлежало. На момент дорожно-транспортного происшествия автомобилем по доверенности управлял водитель А. Истец обратилась к ответчику с заявлением о выплате страхового возмещения, однако в выплате было отказано, так как автомобилем управляло лицо, не указанное в страховом полисе.
Разрешая спор, суд руководствовался статьями 421, lt 929, 942, 943 ГК РФ и на основании собранных по делу доказательств пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку условиями страхования ООО «СК «Сервисрезерв», с которыми истец в момент подписания договора была ознакомлена и согласна, предусматривалось, что не признаются страховыми случаями и не покрываются страхованием события, произошедшие вследствие управления транспортным средством лицом, не указанным в настоящем договоре (по материалам судебной практики Владимирского областного суда).
В то же время представляется более правильной позиция других судов, которые исходят из того, что в силу пункта 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения, то есть стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону.
Обстоятельства, освобождающие страховщика от выплаты страхового возмещения, предусмотрены статьями 961, 963, 964 ГК РФ.
Учитывая, что такого основания для освобождения от выплат страхового возмещения, как отсутствие в страховом полисе указания на лицо, допущенное к управлению автомобилем, которое управляло им в момент ДТП, ни нормами ГК РФ, ни иным законом не предусмотрено, включение данного условия в договор страхования является противоречащим нормам ГК РФ и, соответственно, оно применяться не должно.
Кроме того, следует учитывать, что lt пункт 2 статьи 9 Закона N 4015-I определяет страховой риск как предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование, а страховой случай — как совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю либо иным лицам.
Таким образом, составляющими страхового случая являются только факт возникновения опасности, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинно-следственная связь между ними.
Страховщик не освобождается от выплаты (полностью либо частично) страхового возмещения в случае, если страхователь после наступления страхового случая и оценки страховщиком стоимости восстановительных работ произвел ремонтные работы в целях восстановления застрахованного имущества (например, произвел ремонт автомашины), стоимость которых превысила размер восстановительного ремонта, определенного страховщиком (договор КАСКО).
Как показало изучение судебной практики, разрешая данные требования, суды исходят из обязанности страховщиков полностью возместить расходы, понесенные страховщиком в связи с наступлением страхового события, при условии их документального подтверждения.
Например, С. предъявила в суд иск к ООО «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения. В обоснование иска С. указала, что заключила с ответчиком договор добровольного имущественного страхования транспортного средства. В результате дорожно-транспортного происшествия транспортному средству причинены механические повреждения.
Страховщик признал событие страховым случаем, выплатив в качестве страхового возмещения 87 032,47 руб. Однако фактические затраты на ремонт транспортного средства составили 152 033,05 руб. Страховщик отказал в пересмотре размера страхового возмещения, в связи с чем истец просила взыскать разницу между фактически выплаченным страховым возмещением и возмещением, полагающимся к выплате.
Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из следующего.
В соответствии с правилами добровольного страхования транспортных средств конкретный вариант определения размера ущерба устанавливается страхователем и страховщиком в договоре страхования.
В силу заключенного договора страхования стороны установили порядок определения ущерба в форме калькуляции страховщика, или ремонта на станции технического обслуживания по направлению страховщика, что в силу пункта 1 статьи 432 ГК РФ относится к существенным условиям договора.
Между тем из представленного суду полиса страхования не следовало, что стороны исключили из перечня размеров страхового возмещения фактические затраты на ремонт поврежденного имущества. Напротив, в дополнительном соглашении к полису имеется перечисление размеров страхового возмещения, определяемого по выбору истца: калькуляция страховщика, расчет стоимости восстановительного ремонта независимым оценщиком, стоимость фактически выполненного ремонта поврежденного транспортного средства.
Понесенные истцом расходы на ремонт транспортного средства страховую сумму, определенную договором страхования, не превышают.
Размер фактических затрат страховщиком не оспорен, обстоятельств, свидетельствующих о том, что какие-либо ремонтные воздействия необоснованны, в процессе судебного разбирательства не установлено (по материалам судебной практики Архангельского областного суда).

Интересное:  Может ли судебный пристав описывать имущество супруги

Верховным Судом Российской Федерации совместно с верховными судами республик, краевыми, областными и соответствующими им судами проведено изучение гражданских дел по спорам, вытекающим из договора добровольного страхования имущества, рассмотренных судами России в период с 2010 по 2011 год.
Предметом изучения являлись дела по искам о недействительности договора страхования имущества (статьи 930, 944, 951 и 959 Гражданского кодекса Российской Федерации — далее ГК РФ), об освобождении страховщика от исполнения обязательств (статьи 961, 963, 964 и 422 ГК РФ), о размере страховой выплаты, о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (статьи 395 ГК РФ) и другие.
В качестве предмета страхования имущества, как правило, выступают объекты недвижимости: квартиры, дома, дачи, здания, сооружения, а также транспортные средства, домашнее имущество. Помимо этого предметом страхования имущества являлись имущественные права, представляющие собой самостоятельную ценность.
Форма государственной статистической отчетности предусматривает учет всех дел по спорам, связанным с добровольным страхованием имущества, в целом как «спорам о взыскании страхового возмещения, выплат», без выделения конкретных категорий этих дел.
Анализ судебной практики показал, что суды в большинстве случаев правильно определяют закон, подлежащий применению к спорным отношениям, учитывают правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв

Наличие судебного спора о страховом возмещении указывает на несоблюдение страховщиком добровольного порядка удовлетворения требований потребителя, в связи с чем удовлетворение требований потерпевшего в период рассмотрения спора в суде при условии, что истец не отказался от иска, в том числе в части заявленного требования о взыскании штрафа, исходя из всей причитающейся истцу денежной суммы, само по себе не является основанием для освобождения страховщика от ответственности в виде штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств.

Интересное:  Единовременное это как

Данный вывод сделан судом апелляционной инстанции с нарушением норм процессуального права, а именно части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), согласно которой при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Обзор судебной практики по ОСАГО: как решаются споры по «автогражданке» в суде

Но вот если страховая занизила сумму выплаты, затягивает с ней или отказывает платить, то уже можно просить в иске взыскать моральный ущерб с нее. Но взыскан он будет уже по Закону о защите прав потребителей. Особенно в последние годы увеличилось число дел, когда компенсация за моральный вред возмещается СК, в случае нарушения обязательств перед клиентом.

Иногда встает вопрос что делать с самими годными остатками, то есть уцелевшими деталями. Естественно, никому не хочется заниматься продажей груды металлолома, бывшую до ДТП автомобилем. Поэтому потерпевшему выгодно передать остатки виновнику или страховой, и получить полное возмещение.

Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств — (утв

Страховая компания «М», от имени которой значится выданным предъявленный полис обязательного страхования гражданской ответственности З. как владельца транспортного средства, отказала в выплате страховой суммы в порядке прямого возмещения, ссылаясь на фальсификацию страхового полиса.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отметил, что правила, установленные пунктом 1 статьи 12, статьей 14.1 Закона об ОСАГО, направлены на обеспечение прав потерпевшего по получению страхового возмещения в упрощенной форме. Применение этих норм не может приводить к полному освобождению причинителя вреда и страховой компании, застраховавшей ответственность причинителя вреда, от ответственности. Страховщик, выплативший страховое возмещение по договору КАСКО и занявший в правоотношении место потерпевшего, обладает правом требовать возмещения причиненных убытков от страховщика, застраховавшего ответственность причинителя вреда, независимо от того, имелись ли условия, предусмотренные для осуществления страховой выплаты в порядке прямого возмещения убытков.

Спор о взыскании страхового возмещения по договорам личного страхования (по риску — жизнь и здоровье — ) (на основании судебной практики Московского городского суда)

Несмотря на получение истцом травмы в период срока страхования, установленная ему инвалидность не может быть признана страховым случаем, поскольку по условиям договора коллективного страхования истец был застрахован на случай наступления инвалидности, а не травмы и (или) травмы, приведшей к инвалидности; инвалидность же истцу установлена за пределами срока действия договора страхования. Таким образом, страховой риск, который был застрахован истцом, возник после окончания действия договора страхования. Тот факт, что инвалидность была установлена истцу в результате травмы, полученной в период действия договора страхования, не является основанием для удовлетворения исковых требований, поскольку договор коллективного страхования не предусматривал в качестве страхового случая получение травмы, приведшей к инвалидности.

Если законом или соглашением сторон установлена неустойка за нарушение денежного обязательства, на которую распространяется правило абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК РФ, то положения п. 1 ст. 395 ГК РФ не применяются. В этом случае взысканию подлежит неустойка, установленная законом или соглашением сторон, а не проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ (п. 4 ст. 395 ГК РФ).

Анализ судебной практики по делам, связанным со страховой деятельностью

Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением суда округа, решение отменено, исковые требования удовлетворены в полном объеме. При принятии судебного акта суд руководствовался статьями 3, 8 и 18 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях».

Правоотношения в области страхования развиваются очень динамично. Связано это, во-первых, с ежегодным увеличением количества заключения договоров добровольного страхования, а во-вторых, с введением государством новых видов обязательного страхования. Как результат, в юридической сфере, наблюдается стабильное увеличение количества правовых споров, многие из которых становятся объектом судебного разбирательства.

Обзор судебной практики по страхованию (договор страхования)

Сформировалась достаточно обширная судебная практика по вопросам страхования жизни, особенно, если такое условие включается банком в кредитный договор. Суды занимали различные, порой, противоположные позиции. В последнее время многочисленная судебная практика договор страхования рассматривает как отдельное соглашение, не связанное с возможностью или невозможностью получения кредита. Однако можно выделить четыре позиции судов на то, как соотносятся между собой страхование жизни заемщика и возможность предоставления банком кредита:

Суды посчитали, что указанная денежная сумма, являющаяся, по сути, компенсацией страховой премии, выплаченной банком страховщику, не может быть внесена в кредитный договор. Если банк требует осуществить страхование жизни, судебная практика сегодня идет по пути признания такого условия не законным. Более того, многие судебные инстанции усмотрели в действиях банков признаки административного правонарушения.

Примеры взыскания страховки по кредитному договору в судебной практике

Если же страховой договор заключался одновременно с кредитным, но в качестве отдельного документа, претензия направляется не только в кредитующую структуру, но и на адрес страховщика. Таким же образом подается и иск, ответчиками в рамках которого выступает две организации: банк и страховая.

Также считается, что услуга по присоединению клиента к программе страхования предоставлялась при наличии согласия на то заемщика, которое выражается в письменной форме, и не принадлежала к условиям, без соблюдения которых кредитный договор не будет подписан.

Мошенничество в сфере страхования: судебная практика

В настоящее время известно немало методов введения физических лиц в заблуждение посредством реализации фиктивных полисов. Кроме того, активно практикуется подписание договоров, в которых приведены заведомо ложные условия. К подобным разновидностям относятся, к примеру, полисы накопления на иностранных предприятиях в долгосрочной перспективе или же страховые «ловушки» в гонках предвыборного характера. Кстати, первый тип отличается тем, что страхователю доносится предложение не только по поводу непосредственного участия в системе, но и посредством привлечения клиентуры для получения нелегальной заработной платы на реализации полисов.

В предыдущей главе было отмечено, что преступления могут осуществляться как со стороны страхователя, так и со стороны страховщика. Так, в последнем случае мошенничество в сфере страхования (УК РФ ) производится сотрудниками страховой организации непосредственно внутри ее или же посредством внешних субъектов. К ним относятся, к примеру, посредники различных уровней. Важно отметить, что противоправные действия против страхователя, как правило, совершаются работниками структуры или стразовыми посредниками; фиктивные же предприятия относятся к отдельной категории преступления. Сегодня в соответствии с российским Уголовным кодексом различают следующие виды, относящиеся к такой категории, как мошенничество в сфере страхования:

Судебная практика

1)Истец — общества с ограниченной ответственностью «ЮиСтрой» обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о взыскании с ответчика — открытого страхового акционерного общества «Россия» 159.765 руб. 24 коп. задолженности по договору добровольного медицинского страхования №548/13/190/781 от 05.07.2013 года, а также о расторжении договора добровольного медицинского страхования №548/13/190/781 от 05.07.2013 года.

Законность и обоснованность принятого решения суда первой инстанции проверены на основании статей 266 и 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Проверив правильность применения норм материального и норм процессуального права, соответствие выводов Арбитражного суда города Москвы фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, выслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, Девятый арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены или изменения состоявшегося по делу судебного акта.

Ссылка на основную публикацию