Судебная практика страхование

Содержание

Обзор судебной практики по страхованию (договор страхования)

При накопительном страховании в договор включается дополнительное условие – о накоплении определенной суммы. Допустим, страхователь заключает договор страхования своей жизни и дополнительно вносит условие о выплате некоторой суммы при наступлении, допустим, совершеннолетия детей. Тогда одна часть платежей пойдет на обеспечение защиты от рисков, а вторая будет накапливаться на счете. Накопленные сбережения в любом случае будут выплачены выгодоприобретателю.

Первое предполагает страховую защиту от рисков – несчастных случаев, инвалидности, смерти. При таком страховании договор заключается на определенный срок. В случае наступления в течение этого срока страхового случая, застрахованный (а чаще выгодоприобретатель) получает страховую премию, если же ничего не случилось, выплат не будет. Такое страхование используется, если необходимо защитить себя в ограниченный временной промежуток, например, в случае дальней поездки или отправки в «горячую точку».

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв

Утрата товарной стоимости транспортного средства является реальным ущербом и подлежит возмещению по договору добровольного страхования транспортного средства.
Анализ правоприменительной практики показал, что у судов отсутствует единообразие по вопросу о том, относится ли утрата товарной стоимости транспортного средства к реальному ущербу.
Ряд судов относят утрату товарной стоимости к реальному ущербу. Разрешая требования о возмещении утраты товарной стоимости, суды исходят из следующего.
В силу статьи 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
В частности, по договору имущественного страхования может быть застрахован риск утраты, гибели или повреждения транспортного средства.
Статьей 943 ГК РФ предусмотрено, что условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).
В соответствии с пунктом 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.
Таким образом, утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства, и в ее возмещении страхователю не может быть отказано.
То обстоятельство, что страхование риска утраты товарной стоимости не предусмотрено договором страхования, само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании страхового возмещения, поскольку в статье 942 ГК РФ страховой случай определяется как событие, на случай наступления которого осуществляется страхование.
Таким образом, по смыслу приведенных правовых норм, под страховым случаем по риску «Ущерб» понимается повреждение или уничтожение застрахованного имущества в результате событий, указанных в договоре страхования (правилах страхования).
Правилами страхования и договором страхования предусмотрено, какие предполагаемые события признаются страховыми рисками, по которым может быть заключен договор страхования (в частности, это ущерб). Утрата товарной стоимости не может быть признана самостоятельным страховым риском, так как она является составной частью страхового риска «Ущерб», поскольку при наступлении страхового случая входит в объем материального ущерба, причиненного транспортному средству в связи с повреждением в результате дорожно-транспортного происшествия.
Таким образом, поскольку утрата товарной стоимости транспортного средства относится к реальному ущербу, она подлежит взысканию со страховой организации по договору добровольного страхования.
Другие суды при разрешении таких требований исходят из того, что в силу пункта 2 статьи 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
Например, суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований страхователя о взыскании суммы утраты товарной стоимости автомобиля, указал следующее.
Согласно пунктам 1, 2, 4 статьи 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков, и обязательны для страхователя.
В соответствии с пунктом 4.5 правил добровольного страхования не покрывается страхованием по рискам «Ущерб» и «Автокаско» возмещение утраты товарной стоимости.
В силу статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).
Согласно пункту 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивными нормами), действующими в момент его заключения.
В соответствии с пунктами 7.9.4 и 8.1.4 правил размер возмещаемого убытка определяется страховщиком на основании размера прямого ущерба в соответствии со сметой (калькуляцией) затрат на восстановление поврежденного транспортного средства, составленной экспертом страховщика либо подтверждающей фактические затраты страхователя на восстановление транспортного средства в ремонтной организации.
Величина утраты товарной стоимости не направлена на восстановление транспортного средства, а направлена на компенсацию причиненных вследствие неправомерных действий убытков.
Правилами страхования средств наземного транспорта прямо оговорено исключение из суммы страхового покрытия по рискам «Ущерб», «Автокаско» суммы утраты товарной стоимости, вызванной страховым случаем.
С указанными правилами истец при заключении договора добровольного имущественного страхования транспортного средства был ознакомлен. Своей подписью в страховом полисе он удостоверил свое согласие на заключение договора на условиях, установленных в том числе правилами страхования.
Правила страхования, содержащие положения об исключении утраты товарной стоимости из страхового возмещения, не противоречат закону и иным правовым актам, регулирующим отношения, вытекающие из договоров страхования (по материалам судебной практики Новгородского областного суда).
Представляется более правильной позиция судов, согласно которой утрата товарной стоимости транспортного средства является реальным ущербом и подлежит возмещению по договору добровольного страхования транспортного средства.

Материалы изученной судебной практики свидетельствуют о том, что решение вопросов, связанных с наступлением страхового случая, сопряжено с вопросом об основаниях освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.
Зачастую страховщики, перечисляя в одном пункте правил страхования, являющихся неотъемлемой частью договора добровольного страхования имущества, конкретные страховые случаи, в другом пункте указывают исключения, не относящие к страховым случаям события, произошедшие в связи с какими-либо действиями страхователя, тем самым фактически расширяют перечень законных оснований освобождения от выплаты страхового возмещения.
При разрешении таких споров суды руководствуются статьями 961, 963, 964 ГК РФ, предусматривающими основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, и положениями пункта 1 статьи 422 Кодекса, в силу которого договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Для наступления обязанности страховщика выплатить страховое возмещение имущество гражданина, которое было утрачено или повреждено, должно являться объектом страхования.
При разрешении указанной категории споров суды исходят из того, что в силу положений статьи 942 ГК РФ при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования.
В том случае, если стороны договора не согласовали специальные требования в отношении застрахованного объекта, это условие, согласно статье 943 ГК РФ, определяется стандартными правилами страхования соответствующего вида, принятыми, одобренными или утвержденными страховщиком либо объединением страховщиков (правила страхования).
Например, решением суда частично удовлетворены исковые требования К. к ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота», в пользу истца взыскано страховое возмещение, проценты за нарушение сроков выплаты, судебные расходы.
Возражая против удовлетворения исковых требований К., ответчик указал, что истцом не представлено допустимых доказательств того, что договор страхования был заключен именно в отношении сгоревшего жилого дома, поскольку в заявлении и полисе нет данных о собственнике имущества, не указаны номер и дата выдачи свидетельства о государственной регистрации права, площадь застрахованного строения не соответствует площади строения по свидетельству и техническому паспорту.
Разрешая спор, суд не согласился с приведенными ответчиком доводами и указал, что имеющиеся в материалах дела доказательства подтверждают, что по договору страхования был застрахован именно жилой дом 18, принадлежащий на праве собственности К., о страховании иного объекта стороны не могли договориться в связи с его отсутствием в собственности истца. Процедура заключения договора страхования, достижение сторонами договоренности относительно его условий соответствуют требованиям статей 942 — 945, 947 ГК РФ. При этом суд указал, что при рассмотрении заявления К. о страховом событии именно ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота» следовало устранить несоответствие нумерации и идентифицирующих объект страхования данных, также с учетом представленных заявителем доказательств страховщик имел возможность рассмотреть заявление истца и принять по нему решение. Поскольку в судебном заседании факт повреждения застрахованного имущества в период действия договора страхования в результате события, признаваемого страховым в соответствии с пунктом 3.2.1 правил страхования, подтвердился, суд взыскал с ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота» в пользу истца страховую выплату (по материалам судебной практики Тверского областного суда).
Страхователь (выгодоприобретатель) обязан своевременно уведомить страховщика о наступлении страхового случая. Неисполнение этой обязанности само по себе еще не является безусловным основанием для отказа в выплате страхового возмещения.
Статьей 961 ГК РФ предусмотрена обязанность страховщика и выгодоприобретателя уведомить страховую компанию о наступлении страхового случая в порядке и сроки, установленные договором.
Следует иметь в виду, что в данном случае закон говорит не просто о неуведомлении страховщика, а о неисполнении обязанности по уведомлению, что включает в себя, в частности, уведомление определенным способом и в определенные сроки. Страхователь или выгодоприобретатель имеют возможность оспорить отказ страховщика, предъявив доказательства того, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая, либо того, что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение (пункт 2 статьи 961 ГК РФ).
Например, Ч. обратился в суд с иском к ЗАО «СК «Русские страховые традиции» о взыскании страхового возмещения, указывая в обоснование иска на факт заключения с ответчиком договора добровольного страхования принадлежащего истцу транспортного средства на случай его хищения или повреждения, страховая сумма определена сторонами в 700 000 руб., страховая премия истцом уплачена. 12 декабря 2009 года в результате дорожно-транспортного происшествия с участием застрахованного автомобиля под управлением истца автомобиль был поврежден. В выплате страхового возмещения отказано по той причине, что Ч. несвоевременно сообщил о страховом случае, лишив страховщика возможности проверить обстоятельства дорожно-транспортного происшествия собственными силами.
Удовлетворяя исковые требования Ч., суд исходил из того, что истцом представлены доказательства наступления страхового случая, в связи с чем у страховщика возникла обязанность по выплате страхового возмещения в соответствии с условиями договора. При этом суд указал, что в силу части 2 статьи 961 ГК РФ неисполнение страхователем обязанности по своевременному уведомлению страховщика о наступлении страхового случая дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение. В деле имеется материал о привлечении Ч. к административной ответственности по части 1 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, из которого определенно следует, что страховой случай действительно имел место, обстоятельства дорожно-транспортного происшествия установлены. К заявлению истца о выплате страхового возмещения от 11 января 2010 года прилагалась справка ГИБДД, протокол и постановление об административном правонарушении. Следовательно, в данном случае страховщик не мог отказать в выплате страхового возмещения со ссылкой на несвоевременное уведомление о страховом случае (по материалам судебной практики Алтайского краевого суда).
Наступление страхового случая вследствие умысла страхователя направленного на наступление негативных последствий или причинение вреда имуществу, освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения. В случае наступления страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения только в случаях, предусмотренных законом.
Анализ поступивших на изучение дел показал, что суды, разрешая дела, связанные с отказом страховщиков в выплате страхового возмещения либо с выплатой страхового возмещения в меньшем размере в связи с наступлением страхового случая по вине страхователя (выгодоприобретателя) вследствие его умысла, грубой неосторожности, халатности, неосмотрительности, правильно исходят из того, что освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая возможно только в случаях, предусмотренных законом.
Так, последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя установлены статьей 963 ГК РФ, в силу которой страховщик может быть освобожден от выплаты страхового возмещения, если докажет, что действия страхователя были направлены на причинение вреда имуществу и страхователь желал наступления негативных последствий.
Например, У. обратился к ЗАО «Гута-Страхование» в суд с иском о взыскании страхового возмещения, указав, что между ним и ответчиком был заключен договор добровольного страхования автомашины. При наступлении страхового случая в выплате страхового возмещения было отказано по тому основанию, что ущерб застрахованному транспортному средству причинен в результате умышленных действий У., т.к. он забыл защелкнуть на фиксатор капот, вследствие чего тот открылся при движении автомобиля, разбив стекло.
Удовлетворяя исковые требования, мировой судья руководствовался положениями статей 963, 964 ГК РФ и на основании собранных по делу доказательств пришел к выводу о том, что умысла в действиях У. не имелось (по материалам судебной практики Пензенского областного суда).
В то же время в случае наступления страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя (в том числе его халатности, неосмотрительности) страховщик может быть освобожден от выплаты страхового возмещения, если это прямо предусмотрено законом (пункт 2 статьи 963 ГК РФ).
Например, судом первой инстанции отказано в удовлетворении иска Х. к ООО «Страховая компания «Дальстар» о взыскании страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда.
Судом установлено, что 31 мая 2007 года между сторонами был заключен договор страхования катера SPIRIT 3000, 1986 года постройки. 25 ноября 2007 года судно загорелось и затонуло при его перегоне с одного причала на другой для размещения на зимнюю стоянку.
Отказывая в иске, суд указал, что в действиях страхователя имела место грубая неосторожность, выразившаяся в неисполнении судовладельцем требований правил пользования маломерными судами на водных объектах Российской Федерации. Истцу было известно, что судно не прошло техническое освидетельствование, что с 31 октября 2007 года закрывается навигация для маломерных судов, однако он проигнорировал установленные пунктом 3.8 правил пользования маломерными судами на водных объектах Российской Федерации запреты на эксплуатацию и управление маломерным судном, что привело к гибели судна.
Суд сослался на статьи 265, 266 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, в силу которых страховщик не несет ответственности за убытки, причиненные умышленно или по грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя либо вследствие отправки судна в немореходном состоянии (по материалам судебной практики Приморского краевого суда).
Наступление страхового случая при управлении страхователем транспортным средством в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения влечет освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения.
Проведенное изучение судебной практики показало, что у судов при разрешении споров, связанных с добровольным страхованием имущества, возникают затруднения при определении правомерности отказа страховщика в выплате страхового возмещения в случае, если страхователь (лицо, допущенное к управлению) управлял транспортным средством в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения, что послужило причиной дорожно-транспортного происшествия.
Ряд судов полагают, что управление транспортным средством в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения является грубой неосторожностью, а потому независимо от наличия причинно-следственной связи между состоянием опьянения страхователя и наступившим событием страховщик освобождается от выплаты страховой суммы по договору добровольного страхования имущества.
Другие суды полагают, что правила страхования транспортных средств в части, предусматривающей освобождение страховой компании от выплаты страхового возмещения по договору страхования транспортного средства (КАСКО) в случае, если повреждение застрахованного транспортного средства произошло по вине страхователя, находящегося при управлении данным автомобилем в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения, должны признаваться судом ничтожными, как противоречащие приведенным выше положениям ГК РФ.
При решении данного вопроса следует исходить из того, что под умыслом понимаются такие поступки страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, которые сознательно ведут к нарушению страхового обязательства, например, поджог дома, умышленная порча имущества и др.
Грубая неосторожность имеет место, когда лицо осознает противоправность и вредоносность своих действий, но легкомысленно рассчитывает предотвратить наступление таких последствий.
Анализ судебной практики рассматриваемой категории дел показывает, что суды при разрешении споров к проявлениям грубой неосторожности относят нарушение всякого рода правил, запретов и признают данные обстоятельства законными основаниями для освобождения страховщика от исполнения обязательств по выплате страхового возмещения в силу пункта 2 статьи 963 ГК РФ.
Вместе с тем в случае, если условие об освобождении страховщика от исполнения обязательств по выплате страхового возмещения по риску «ущерб от ДТП» в связи с совершением дорожно-транспортного происшествия в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения содержится в договоре добровольного страхования имущества, а страхователь, будучи ознакомлен с данным условием, управляет транспортным средством в состоянии опьянения, нарушая тем самым абзац первый пункта 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, что приводит к совершению дорожно-транспортного происшествия, то действия страхователя в силу пункта 1 статьи 963 ГК РФ являются основанием для освобождения страховщика от исполнения своих обязательств.
Непредставление страхователем паспорта транспортного средства, либо свидетельства о его регистрации, либо комплекта(ов) ключей, талона техосмотра не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения за угон (хищение) автомашины.
Как показало изучение судебной практики по указанной категории дел, споры о взыскании страхового возмещения за угон (хищение) автомашины, в выплате которого страховщиком было отказано по тем мотивам, что страхователь не представил паспорт транспортного средства, либо свидетельство о его регистрации, либо комплект ключей, талон техосмотра, судами разрешаются, как правило, в пользу страхователя.
При этом суды исходят из того, что оставление в транспортном средстве регистрационных документов на него в силу статьи 963 ГК РФ нельзя расценивать как умысел страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица в наступлении страхового случая.
Например, А. обратился в суд с иском к ОСАО «Ингосстрах» о выплате страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование своих исковых требований А. указал, что между ним и ответчиком заключен договор страхования автомашины. Автомобиль истца был похищен. Ответчик отказался выплатить страховое возмещение, поскольку А. не представил полный комплект ключей.
Решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 15 октября 2007 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 11 декабря 2007 года, в удовлетворении исковых требований было отказано.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 января 2010 года указанные судебные постановления отменены в связи с неправильным толкованием норм материального права, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При этом Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации указала, что случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены статьями 961, 963, 964 ГК РФ, положения которых не содержат такого основания, как непредставление полного комплекта ключей от застрахованной автомашины. Пункты правил страхования, согласно которым страховщик вправе полностью или частично отказать в выплате страхового возмещения в случае, если страхователь утратил какой-либо ключ от транспортного средства, не сообщив об этом в письменной форме страховщику в семидневный срок с момента его утраты до наступления страхового случая, не содержат четких критериев, которые предопределяли бы условия такой выплаты или отказа в ней, позволяют принимать решения о выплате страхового возмещения по усмотрению страхового общества, не являются одинаковыми для всех страхователей, что не гарантирует соблюдения принципа равенства участников соответствующих отношений.
Разрешая спор, суд не исследовал вопрос о форме вины истца, хотя это необходимо было сделать для решения вопроса о том, применимы ли в данном случае с учетом названных требований закона пункт 1 статьи 80 и пункт 4 статьи 81 Правил страхования ОСАО «Ингосстрах» и не противоречат ли они статье 963 ГК РФ (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации N 5-В09-146).
Страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения в случае нарушения страхователем сроков уплаты страховых взносов, если договор добровольного страхования имущества в установленном порядке не прекращен или не расторгнут.
Проведенное изучение судебной практики по спорам, связанным с добровольным страхованием имущества, показало, что суды используют различный подход для определения права страхователя на получение страхового возмещения в случае несвоевременного внесения очередного взноса страховой премии.
Так, ряд судов при разрешении данной категории споров полагают, что неуплата очередных страховых взносов влечет расторжение договора добровольного страхования имущества. При этом исходят из следующего.
В соответствии с положениями статей 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с их условиями, односторонний отказ от исполнения обязательств, а также одностороннее изменение их условий не допускаются.
Таким образом, страхователь, не внесший очередной страховой взнос, нарушает условия договора страхования. В связи с изложенным страхователь лишается права ссылаться на нарушение его прав и законных интересов со стороны страховщика, отказавшего в страховой выплате на основании условий договора страхования.
Исходя из положений пунктов 3 и 4 статьи 954 ГК РФ договором могут быть определены последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов в виде прекращения обязательств страховщика по выплате страхового возмещения, что не противоречит и положениям главы 48 ГК РФ.
Другие суды исходят из того, что страховщик не может отказать в выплате страхового возмещения, однако вправе зачесть сумму просроченного страхового взноса при определении размера подлежащего выплате страхового возмещения по договору имущественного страхования (статья 954 ГК РФ).
В том случае, если в соответствии с договором страхования страховая премия вносится в рассрочку и к моменту установления обстоятельств, связанных с недействительностью договора страхования по причине превышения страховой стоимости над страховой суммой (статья 951 ГК РФ), она внесена не полностью, оставшиеся страховые взносы должны быть уплачены в размере, уменьшенном пропорционально размеру страховой суммы.
Например, К. обратился в суд с иском к страховщику о взыскании страхового возмещения. Истец указал, что по договору добровольного страхования имущества им был застрахован автомобиль. В результате дорожно-транспортного происшествия застрахованному транспортному средству причинен ущерб, возмещение которого является предметом иска.
Страховщик, отказывая в выплате страхового возмещения, сослался на то, что в договоре было предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку и содержалось условие, в соответствии с которым при просрочке внесения страхователем очередного страхового взноса страховщик освобождается от обязанности выплачивать страховое возмещение, а договор считается прекращенным.
В данном случае страхователь допустил просрочку оплаты двух последующих страховых взносов. Страховой случай произошел в период, когда страхование не осуществлялось.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.
Суд кассационной инстанции с постановленным решением не согласился, судебный акт отменил и принял по делу новое решение, которым требования истца удовлетворил.
При этом судебная коллегия исходила из того, что согласно действующему законодательству и условиям заключенного сторонами договора дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль истца получил механические повреждения, является страховым случаем и влечет обязанность страховщика выплатить страхователю страховое возмещение (по материалам судебной практики Архангельского областного суда).
Между тем представляется, что предписание пункта 4 статьи 954 ГК РФ не препятствует расторжению договора по инициативе страховщика или отказу страховщика от страховой выплаты в случае, предусмотренном договором страхования на основании пункта 3 статьи 954 ГК РФ. Однако такое положение вступает в действие, если договором страхования не предусмотрено право страховщика при рассрочке внесения взносов отказаться от исполнения договора либо, обладая таким правом, он по каким-то причинам этим правом не воспользовался.
В связи с изложенным судам при разрешении данных споров необходимо исследовать и оценивать следующие обстоятельства: последствия нарушения сроков и порядка уплаты страховых взносов, закрепленные в правилах страхования; факт принятия (непринятия) страховщиком уплаченной после наступления страхового случая просроченной части страховой премии; факт возврата (невозврата) страховщиком уплаченной с просрочкой премии страхователю; факт уведомления (неуведомления) страховщиком страхователя о расторжении договора страхования в связи с просрочкой внесения указанных платежей.
Утрата или повреждение имущества должны являться следствием обстоятельств, которые договором отнесены к страховым случаям.
Изучение дел показало, что суды при разрешении споров, связанных с отказом страховщиков в выплате страхового возмещения по тем основаниям, что ущерб имуществу причинен вследствие события, которое согласно договору страхования не является страховым случаем, правильно применяют закон, учитывают согласованные сторонами условия договоров страхования, в частности, касающиеся перечня страховых случаев, и принимают решения с учетом установленных по делу обстоятельств, позволяющих сделать вывод о наступлении (ненаступлении) страхового случая.
Например, между Ф. и ООО «Группа Ренессанс Страхование» был заключен договор добровольного страхования жилого дома, по условиям которого страховыми случаями являются стихийное бедствие и залив, имеющий техногенный характер. В период действия договора произошла деформация конструкций пристроя к жилому дому, в котором появились трещины. Ответчиком в выплате страхового возмещения Ф. было отказано по тем основаниям, что событие, в результате которого произошло повреждение, не является страховым случаем.
Решением суда первой инстанции исковые требования Ф. удовлетворены частично.
Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании страхового возмещения, судебная коллегия исходила из того, что повреждение пристроя к дому имело место в результате несоблюдения нормативных требований, допущенных при строительстве и в процессе эксплуатации, что в силу договора добровольного страхования не является страховым случаем (по материалам судебной практики Новосибирского областного суда).
Управление транспортным средством лицом, не указанным в страховом полисе, не освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения по риску «Ущерб».
Результаты анализа судебной практики рассмотрения судами споров, связанных с добровольным страхованием имущества, свидетельствуют, что у судов отсутствует единообразный подход к применению положений статей 421, 929, 942 и 943 ГК РФ в случае отказа страховщика в выплате страхового возмещения в связи с отсутствием страхового случая по мотиву управления транспортным средством лицом, не указанным в страховом полисе.
Например, Н. обратилась в суд с иском о взыскании материального ущерба, ссылаясь на то, что между нею и ООО «СК «Сервисрезерв» был заключен договор добровольного страхования принадлежащего ей автомобиля, который включал страховые риски повреждения или гибели, хищения (угона) транспортного средства, его гибели в связи с попыткой похищения (угона). Во время действия договора автомобиль был поврежден, транспортное средство восстановлению не подлежало. На момент дорожно-транспортного происшествия автомобилем по доверенности управлял водитель А. Истец обратилась к ответчику с заявлением о выплате страхового возмещения, однако в выплате было отказано, так как автомобилем управляло лицо, не указанное в страховом полисе.
Разрешая спор, суд руководствовался статьями 421, 929, 942, 943 ГК РФ и на основании собранных по делу доказательств пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку условиями страхования ООО «СК «Сервисрезерв», с которыми истец в момент подписания договора была ознакомлена и согласна, предусматривалось, что не признаются страховыми случаями и не покрываются страхованием события, произошедшие вследствие управления транспортным средством лицом, не указанным в настоящем договоре (по материалам судебной практики Владимирского областного суда).
В то же время представляется более правильной позиция других судов, которые исходят из того, что в силу пункта 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения, то есть стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону.
Обстоятельства, освобождающие страховщика от выплаты страхового возмещения, предусмотрены статьями 961, 963, 964 ГК РФ.
Учитывая, что такого основания для освобождения от выплат страхового возмещения, как отсутствие в страховом полисе указания на лицо, допущенное к управлению автомобилем, которое управляло им в момент ДТП, ни нормами ГК РФ, ни иным законом не предусмотрено, включение данного условия в договор страхования является противоречащим нормам ГК РФ и, соответственно, оно применяться не должно.
Кроме того, следует учитывать, что пункт 2 статьи 9 Закона N 4015-I определяет страховой риск как предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование, а страховой случай — как совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю либо иным лицам.
Таким образом, составляющими страхового случая являются только факт возникновения опасности, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинно-следственная связь между ними.
Страховщик не освобождается от выплаты (полностью либо частично) страхового возмещения в случае, если страхователь после наступления страхового случая и оценки страховщиком стоимости восстановительных работ произвел ремонтные работы в целях восстановления застрахованного имущества (например, произвел ремонт автомашины), стоимость которых превысила размер восстановительного ремонта, определенного страховщиком (договор КАСКО).
Как показало изучение судебной практики, разрешая данные требования, суды исходят из обязанности страховщиков полностью возместить расходы, понесенные страховщиком в связи с наступлением страхового события, при условии их документального подтверждения.
Например, С. предъявила в суд иск к ООО «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения. В обоснование иска С. указала, что заключила с ответчиком договор добровольного имущественного страхования транспортного средства. В результате дорожно-транспортного происшествия транспортному средству причинены механические повреждения.
Страховщик признал событие страховым случаем, выплатив в качестве страхового возмещения 87 032,47 руб. Однако фактические затраты на ремонт транспортного средства составили 152 033,05 руб. Страховщик отказал в пересмотре размера страхового возмещения, в связи с чем истец просила взыскать разницу между фактически выплаченным страховым возмещением и возмещением, полагающимся к выплате.
Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из следующего.
В соответствии с правилами добровольного страхования транспортных средств конкретный вариант определения размера ущерба устанавливается страхователем и страховщиком в договоре страхования.
В силу заключенного договора страхования стороны установили порядок определения ущерба в форме калькуляции страховщика, или ремонта на станции технического обслуживания по направлению страховщика, что в силу пункта 1 статьи 432 ГК РФ относится к существенным условиям договора.
Между тем из представленного суду полиса страхования не следовало, что стороны исключили из перечня размеров страхового возмещения фактические затраты на ремонт поврежденного имущества. Напротив, в дополнительном соглашении к полису имеется перечисление размеров страхового возмещения, определяемого по выбору истца: калькуляция страховщика, расчет стоимости восстановительного ремонта независимым оценщиком, стоимость фактически выполненного ремонта поврежденного транспортного средства.
Понесенные истцом расходы на ремонт транспортного средства страховую сумму, определенную договором страхования, не превышают.
Размер фактических затрат страховщиком не оспорен, обстоятельств, свидетельствующих о том, что какие-либо ремонтные воздействия необоснованны, в процессе судебного разбирательства не установлено (по материалам судебной практики Архангельского областного суда).

Интересное:  Может ли судебный пристав наложив арест в пределах суммы долга обращать взыскание на другое имущество

Судебная практика по разрешению споров по договорам страхования

Суд также не согласился с доводами заявителя о том, что несообщение страхователем сведений, имеющих существенное значение для определения степени риска, является нарушением страхователем его обязанностей, вытекающих из положений пункта 1 статьи 944 ГК РФ, и влечет недействительность (ничтожность) договора страхования (статья 168 ГК РФ).

Лицо, ответственное за убытки, возмещенные в результате страхования, не отвечает за просрочку, допущенную страховщиком. Таким образом, страхователь не имеет права требовать от лица, ответственного за вред, уплаты процентов за просрочку страховщика, несвоевременно выплатившего возмещение. Поэтому такое право не может перейти в порядке суброгации. Проценты были выплачены страховщиком из-за несвоевременного исполнения им собственного обязательства перед страхователем и не могут быть взысканы в порядке суброгации.

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утв

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда и частично удовлетворяя исковые требования К., пришел к выводу о том, что поскольку договором страхования предусмотрена обязанность страховщика выплатить страховое возмещение в случае хищения автомобиля, постольку требование истца подлежит удовлетворению.

Суд апелляционной инстанции в нарушение статьи 56 ГПК РФ неправильно распределил бремя доказывания и не предложил истцу представить доказательства, подтверждающие использование ею застрахованного имущества исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, сама А.К. их также не представила.

Судебная практика

В соответствии со ст. 958 Гражданского кодекса РФ, договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай.

Интересное:  Бланк справка о доходах на субсидию в 2019г

Из материалов дела следует, что с момента заключения договора, в качестве оплаты страховых премий ООО «ЮиСтрой» перечислено на счет ОСАО «Россия» 58.137 руб. 50 коп. платежное поручение №714 от 16.07.2013 года, 53.595 руб. 50 коп. платежное поручение №1037 от 15.10.2013, 51.889 руб. 50 коп. платежное поручение №715 от 16.07.2013 года, 51.889 руб. 50 коп. платежное поручение №1036 от 15.10.2013 года.

Обзор судебной практики обжалования отказов страховых компаний в выплате страхового возмещения по договорам страхования от несчастных случаев и болезней (риска утраты трудоспособности вследствие наступления инвалидности 1, 2 группы), оформляемых гражданами при получении кредитов

Другим основанием отказа в выплате страхового возмещения является сообщение страхователем заведомо ложных сведений о состоянии своего здоровья при заключении договора (п. 3 ст. 944 ГК РФ). Чаще всего это основание бывает предметом встречного иска страховой компании после обращения страхователя или заёмщика с иском об обжаловании отказа в выплате. Предметом такого иска является признание договора страхования недействительным на основании п. 2 ст. 179 ГК РФ как сделки, совершённой под влиянием обмана.

Также суды по-разному оценивают доводы заявителей-граждан об отсутствии умысла на введение в заблуждение страховщика с целью получения выгоды. Есть решения, в которых такой умысел признаётся обязательным для квалификации действия заёмщика как обмана. Например, СК Ростовского областного суда посчитала, что «суд … пришёл к обоснованному выводу о недоказанности истцом ОАО «Страховая группа МСК» обстоятельств, имеющих в заявленном споре правовое значение в силу ст. 944 ГК РФ. Так, по смыслу вышеприведенной нормы сообщение страхуемым лицом заведомо ложных сведений — это не просто неправильная информация относительно состояния его здоровья на момент заключения договора, а действия, совершённые с целью обмана страховщика». Аналогичные выводы содержатся в апелляционном определении СК Волгоградского городского суда от 05.07.2012 по делу № 33-6157/12.

Возврат страховки по кредиту: судебная практика

Любой договор, в том числе и договор страхования, можно расторгнуть в установленном законодательством порядке. Относительно договоров страхования, заключенных вместе с кредитным договором, порядок действий по расторжению договора страхования зависит от варианта его заключения.

С одной стороны выгода заемщика вполне очевидна, но с другой стороны – нередко возникает ситуация, когда заемщик вынужден значительно переплачивать по кредиту за денежные средства, которыми он не пользовался, так как они были сразу списаны банком в счет оплаты страховки. Нередко сумма страховой премии составляет третью часть суммы кредита, что делает платежи по кредиту довольно ощутимыми.

Анализ судебной практики по делам, связанным со страховой деятельностью

Ответчик возражал против иска и выплаты страхового возмещения, сославшись на Правила страхования имущества юридических и физических лиц от огня и других опасностей, в силу пункта 4.4 которых нарушения страхователем действующих должностных, ведомственных инструкций, правил и сроков эксплуатации имущества, технологии работ и так далее не признаются страховым случаем.

Правоотношения в области страхования развиваются очень динамично. Связано это, во-первых, с ежегодным увеличением количества заключения договоров добровольного страхования, а во-вторых, с введением государством новых видов обязательного страхования. Как результат, в юридической сфере, наблюдается стабильное увеличение количества правовых споров, многие из которых становятся объектом судебного разбирательства.

Мошенничество в сфере страхования: судебная практика

Сегодня для того, чтобы рассмотрение дел, относящихся к мошенничеству в страховой сфере, проходило гладко, существуют соответствующие разъяснения Пленума Высшего Суда по поводу нормативов использования статьи 159. В частности, судебные органы обязуются знать о следующих фактах:

Характеризующая мошенничество в сфере страхования судебная практика говорит о том, что темпы криминализации рынка страхования в соответствии с оценками многочисленных исследователей на сегодняшний день способна опередить лишь преступность, уместная в виртуальном пространстве. Кроме того, потери от теневого оборота, которые выявляются ежегодно, в настоящее время достигают четыреста миллионов долларов. В соответствии со статистическими данными, к примеру, за прошедший и первую половину текущего года посредством государственных органов правоохранительной власти было зафиксировано более трехсот тысяч фактов в отношении экономического мошенничества. В данной совокупности мошенничество в сфере страхования занимает весьма значительную часть. Если углубиться конкретнее, то точная цифра – тысяча пятьсот случаев. Целесообразным будет отметить, что представленный показатель может быть существенно увеличен. Для этого стоит лишь обратить пристальное внимание на сложность выявления криминальных схем и их неординарность.

Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан

В связи с этим в Обзоре отмечается, что специально установленные правовые санкции за нарушение страхователем указанной обязанности (п. 3 ст. 944 и п. 2 ст. 179 ГК РФ) могут применяться лишь в случае, если страхователь умышленно скрыл какие-либо обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового риска, либо представил заведомо ложные сведения. Таким образом, непредставление страховщику указанной информации в результате небрежности страхователя само по себе не может повлечь за собой признание договора страхования недействительным.

Также в Обзоре рекомендуется при определении страховой суммы исходить из действительной стоимости имущества, которая может быть эквивалентна рыночной стоимости имущества в месте его нахождения в день заключения договора страхования. При этом такие термины страхового законодательства как «действительная стоимость», «реальная стоимость», «разумная стоимость», «эквивалентная стоимость» рекомендуется понимать как рыночную стоимость. Следует отметить, что данная рекомендация сходна с положением ст. 7 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».

Ссылка на основную публикацию